Последнее

Как создавался Интернет

За 40 лет интернет превратился из сети военной связи в обширное глобальное киберпространство. Началось же эта история в одной из пивных в Калифорнии.

В царстве приложений и единорогов Розотти – редкость. Это пивная находится в самом сердце Силиконовой долины на том же месте с 1852 года. Она никому не мешает и невелика по размерам. Но на протяжении 150 лет она делает нечто хорошее: предоставляет калифорнийцам отличное место чтобы напиться.

За долгий период своего существования Розотти была: пограничным салоном, игорным клубом времен золотой лихорадки, и притоном Hells Angels. Сейчас она называется Alpine Inn Beer Garden, а публика там все такая же пестрая. В патио на заднем дворе велосипедисты в спандексе сидят рядом с байкерами в коже. Здесь же расположился мужчина с растрепанными волосами, который строчит в своем блокноте. Он может быть как профессором, так и лунатиком или генеральным директором фирмы. На стоянке стоит Харлей, Мазерати и лошадь.

Пивная не создает впечатления места, где сосредоточены инновации. Но в августе исполнится 40 лет с тех пор, как небольшая группа ученых собрала компьютерный терминал на одном из этих столов и провела необычный эксперимент. С пластиковыми стаканчиками в руках они доказали, что странная идея под названием «Интернет» может работать.

***
Интернет настолько обширен и бесформен, что возможность его изобретения кажется невероятной. Несложно представить, как Томас Эдисон изобрел лампочку, потому что ее легко визуализировать. Ее можно потрогать и рассмотреть с разных сторон.

С интернетом всё наоборот- он везде, но видим мы его лишь изредка. Он как святой дух – становится видимым для нас, лишь овладевая пикселями на экранах, чтобы показать сайты, приложения и электронные письма, но его суть всегда в другом месте.

Эта особенность интернета создает впечатление, что он очень сложен. Мол, что-то настолько вездесущее и невидимое требует определенных технических знаний для понимания. Однако это не так. Интернет фундаментально прост. И в этом ключ его успеха.

Люди, которые изобрели интернет, пришли со всего мира. Они работали в таких разных местах как спонсируемая французским правительством компьютерная сеть Киклады, Британская Национальная физическая лаборатория, Гавайский университет и Ксерокс. Но главным было щедро финансируемое ведомство исследовательского подразделения Соединенных Штатов, Агентство Передовых Исследовательских Проектов (Advanced Research Projects Agency – Apra), которое позже сменило имя на Агенство Передовых Оборонных Исследовательских Проектов (Defense Advanced Research Projects Agency – Darpa), а также его многочисленных подрядчиков. Без Арпа интернет не существовал бы.

Как у военного предприятия, у Apra были исключительно военные цели для создания интернета: они искало способ вывести компьютеры на линию фронта. В 1969 была создана компьютерная сеть Арпанет, которая связывала основные учреждения университетов, правительственные структуры и военных подрядчиков по всей стране. Арпанет быстро увеличивался и насчитывал около 60 узлов к середине 1970-ых.

 
Интернет_5
 

Но была и проблема: сеть не была мобильной. Компьютеры Арпанета, по нынешними меркам были огромными и соединялись по фиксированной связи. Это могло бы работать для исследователей, которые сидят на терминале в Камбодже или Парке Менло, но мало чем могло помочь солдатам, далеко углубившимся на вражескую территорию. Арпанету, чтобы стать полезным в военном деле, нужно было стать доступным в любой точке мира.

Представьте себе джип в джунглях Заира или Б-52 в нескольких милях над Северным Вьетнамом. Затем представьте их как узлы беспроводной сети, связанные с другими мощными компьютерами за тысячи миль. Это мечта об использовании связанных сетью военных подразделений для победы над Советским Союзом и его союзниками. Это мечта, породившая интернет.

Претворение ее в реальность требовало 2 вещей. Первая – это создание такой беспроводной сети, которая может посредством спутника или радио ретранслировать большое количество данных среди широко рассредоточенных винтиков американской военной машины. Вторая – соединение этой беспроводной сети с проводной сетью Арпанет таким образом, чтобы многомиллионные центральные процессоры могли помогать солдатам в бою. Межсетевое взаимодействие, как назвали это ученые.

Межсетевое взаимодействие – проблема, для решения которой и был изобретен интернет. Она вызвала огромные сложности. Заставить компьютеры общаться друг с другом – создать сеть, было трудно. Но обеспечить взаимодействие сетей – межсетевое взаимодействие – вызывало ряд новых трудностей, поскольку сети общались на чужеродных и несовместимых диалектах. Попытка переместить данные из одной в другую означало то же самое, что писать на китайском тому, кто знает только венгерский и надеяться, что тебя поймут. Это не работало.

В ответ на это, интернет-архитекторы разработали своеобразный цифровой Эсперанто – общий язык, позволяющий данным переходить из одной системы в другую. В 1974, два исследователя Арпа – Роберт Кан и Серф Винт опубликовали первые наброски. Опираясь на обсуждения, происходившие в мировом сетевом сообществе, они набросали дизайн «простого, но очень гибкого протокола»: универсальные правила взаимодействия компьютеров.

Эти правила должны были балансировать на очень тонкой грани. С одной стороны, они должны были быть достаточно строгими, чтобы обеспечить надежную передачу данных. С другой стороны, достаточно свободными, чтобы вместить все возможные способы передачи данных.

 

Интернет_2

 

«Они должны были быть перспективными», рассказал мне Серф. Нельзя было написать сиюминутный протокол, потому что вскоре он мог устареть. Военные останутся новаторами. Они продолжат создавать новые сети и технологии. И протокол должен идти в ногу: он должен работать со «сколь угодно большим количеством различных потенциально несовместимых сетей пакетной коммутации», рассказывал Серф – включая те, что еще не были изобретены. Эта функция сделала бы систему не только перспективной, но и потенциально бесконечной. Если правила были достаточно надежными, то «ансамбль сетей» мог бы расти до бесконечности, ассимилируя любые цифровые формы в расползающиеся многопоточные сетки.

В конечном итоге эти правила стали универсальным языком Интернета. Но сначала их нужно было создать, отладить и протестировать – снова, снова и снова. Не было ничего невозможного в том, что интернета могло бы не быть. Шкала, амбиции – интернет был небоскребом, а никто раньше не видел ничего большего, чем несколькоэтажные здания. Даже для пожарного шланга военных денег на холодную войну – это было слишком далеко.
Но затем, летом 1976, все стало работать.
***

Если бы вы прошлись по пивной Розотти 27 августа 1976-го, то увидели бы вот что: семь мужчин и одна женщина за столом суетятся вокруг компьютера, женщина печатает. Пара кабелей протянута от терминала к стоянке, где они теряются в большом сером фургоне.

Внутри фургона машины преобразовывали напечатанные на компьютере слова в пакеты данных. Антенна на крыше фургона затем передавала эту информацию посредством радиосигнала. Этот сигнал простирался по воздуху к ретранслятору на вершине горы по соседству, где они усиливались и ретранслировались. С помощью такого дополнительного импульса, они могли проделать путь до Маленто-парка, где их принимала антенна на офисном здании.

Именно здесь начиналась истинная магия. В офисном здании входящие пакеты данных плавно переходили от одной сети к другой: от сети пакетной радиосвязи к Арпанет. Чтобы сделать этот прыжок, данные должны были претерпеть некоторые изменения – они должны были поменять форму без изменения содержания. Как вода, которая может быть паром, жидкостью или льдом, но ее химический состав остается прежним. Такая потрясающая гибкость является характерной чертой вселенной – к счастью, потому что от этого зависит жизнь.

 

Интернет_3

 

В отличие от этого, гибкость от которой зависит интернет должна была быть разработана. И в этот августовский день, удалось превратить данные, существующие в виде радиосигналов в беспроводной сети, в электрические сигналы Апранет. Примечательно, что при такой трансформации данные отлично сохранялись. Их содержание оставалось абсолютно нетронутым.

В таком же состоянии они могли проделать путешествие в еще 3000 миль к компьютеру в Бостоне и быть повторно собраны в то же сообщение, что было набрано в Розотти. Обеспечивал эту межсетевую Одиссею новый протокол, состряпанный Серфом и Каном. Две сети стали одной. Интернет работал…

«Там не было воздушных шаров или чего-то вроде», рассказал мне Дон Нильсон. Сейчас, в свои 80, он руководит экспериментом в Розотти от имени Стэнфордского Исследовательского Института, крупного подрядчика Арпа. Высокий и спокойный, он беспощадно скромен; редко у кого-то есть больше поводов для хвастовства и меньше желания предаваться этому. Мы сидим в гостиной его дома в Пало-Альто, в четырёх милях от Google, девяти от Facebook, и ни разу он не делает даже намека на то, что создал технологию, делающую возможным существование этих экстравагантно прибыльных корпораций.

Нильсон настаивает на том, что интернет был групповым усилием. Возможно, именно поэтому они не считали приемлемым распитие шампанского в Розотти, объясняя тем, что это принесло бы слишком много славы одной команде, что нарушило бы коллективный дух международного сетевого сообщества. Или же у них просто не было на это времени. Дэйв Рец – один из группы исследователей в Розотти, рассказывает, что они были слишком обеспокоены работой эксперимента, а когда это случилось, слишком волновались о том, что будет дальше. Всегда были задачи, которые следовало решить: как только были соединены две сети, они стали работать над тремя – что было достигнуто чуть более года спустя, в ноябре 1977-го.

Со временем память о Розотти угасала. Сам Нильсон забыл об этом до того момента, пока 20 лет спустя ему не напомнил репортер. «Однажды я сидел в офисе», вспоминает он телефонный звонок. Репортер на другом конце провода узнал об эксперименте в Розотти и хотел знать, как это связано с появлением интернета. К 1996 году американцы уже занимались киберсексом в чатах и строили отвратительные, вызывающие ужас домашние страницы на GeoCities. Интернет перерос свои военные корни, стал широко распространённым и люди заинтересовались его происхождением. Так что Нильсон нашел в документах несколько старых отчетов и начал размышлять о появлении интернета. «И оказалось, что мы сделали большое дело», вспоминает он свои рассуждения.

А сделала интернет таким особенность команды Нильсона, которая была продемонстрирована летним днём в Розотти – ее гибкость. Сорок лет назад интернет телепортировал тысячи слов из Bay Area в Бостон по каналам непохожим так же, как радиоволны отличаются от медных проводов телефонных линий. Сегодня им связаны гораздо большие расстояния, передаются еще более разнообразные типы контента. Он перемещает данные между миллионами устройств, передавая наши твиты и сообщения Тиндера сквозь множество сетей за миллисекунды.

 

Интернет_4

 

Это не просто техническое достижение, но проектное решение. Самое главное, что нужно понять о возникновении интернета, по словам Нильсона, это то, что он вышел из армии. Пока у Арпы было много полномочий, приходилось выбирать проекты с перспективой развития тех технологий, что могли бы когда-нибудь быть полезными для победы в войне. Инженеры, проектировавшие интернет, понимали это и особенным образом учитывали.

Вот почему они разработали Интернет так, чтобы он мог работать в любом месте: потому что американские военные находятся везде. У них около 800 баз в более чем 70 странах мира. У них сотни кораблей, тысячи самолетов и десятки тысяч бронемашин. Причина, по которой интернет работает на любом устройстве, в любой сети и среде, почему смартфон в Сан-Паулу может принимать песню с сервера в Сингапуре – в том, что он должен быть настолько же вездесущим как американская система безопасности, которая финансирует его создание.

В конечном итоге интернет оказался полезен американской армии, хотя и совсем не так, как это задумывалось изначально. Но он действительно не взлетел, пока не стал гражданским и не подвергся коммерциализации – феномен, которого разработчики Арпа в 1970-ых никак не могли предвидеть. «Если честно, если бы кто-нибудь сказал, что тогда представлял себе интернет в том виде, в котором он есть сейчас, это было бы ложью», говорит Нильсон. Но больше всего его поразило то, как «люди готовы были платить платить деньги, чтобы оказаться в интернете». «Все хотели быть там», рассказывает он. «Это было абсолютно поразительно для меня: ажиотаж желающих присутствовать в новом мире».

Тот факт, что мы считаем интернет отдельным миром, местом “в” котором можно быть – тоже наследие Дона Нильсона и его коллег ученых. Так легко связывая между собой разные сети, они заставили воспринимать интернет как единое пространство. Строго говоря, это иллюзия. Интернет состоит из большого, очень большого количества разных сетей: когда я открываю Google, данные должны пройти по 11 маршрутам, прежде чем достигнут нужного пункта. Но интернет – мастерский ткач и очень хорошо скрывает связующие нити. У нас остается лишь ощущение безграничной цифровой вселенной или, как мы привыкли его называть, киберпространства. 40 лет назад впервые замерцали огоньки его существования в предгорьях за пределами Пало-Альто, и их до сих пор становится только больше.

Понравилось? Оставьте комментарий

Ваш адрес не будет опубликован


*