Последнее

Почему молодежь отказывается голосовать?

Молодое поколение развитых стран отказывается принимать участие в выборах. Причины разные: апатия, инфантильность, отсутствие времени. Эта тенденция опасна для демократии и нужно найти пути, как привлечь молодежь к избирательным участкам.

История жизни Алексея Орлюка не кажется придуманной для того, чтобы вызвать у людей политическую апатию. Он родился в СССР, в семье, пережившей Холокост, а затем, в возрасте шести лет, переехал вместе с родными в Тель-Авив, где окончил школу и военную службу. Он следит за политикой и придерживается демократических взглядов. Он считает, что правительство должно прилагать больше усилий для того, чтобы заключить мирное соглашение с палестинцами, отделить религию от государства, а также сократить неравенство. Тем не менее, сейчас ему 28 лет, он имел право участвовать в последних четырех выборах, но ни разу не делал этого. Свой отказ от участия в голосовании Алексей объясняет «политическим заявлением» о плачевном состоянии политики Израиля. Он сомневается в том, что какая-либо из многочисленных партий сможет добиться необходимых изменений. Многие молодые израильтяне разделяют его недовольство. Лишь 58% людей в возрасте до 35 лет и 41% до 25 приняли участие в выборах 2013 года, между тем, количество избирателей старше 55 лет составило 88%. Ни одна развитая страна не имеет такой большой разницы в явке между избирателями в возрасте старше 25 и старше 55 лет (см таблицу ниже).

Хотя политика Израиля и является нетипичной – погруженной в вопросы войны, мира, религиозной идентичности и отношений с палестинцами – тем не менее, поведение местной молодежи в период голосования соответствует ее поведению в других развитых странах. В Великобритании и Польше менее половины людей старше 25 лет приняли участие в последних общенациональных выборах. Две трети молодых швейцарцев предпочли остаться дома в день выборов в 2015 году так же, как и четыре пятых американцев – в день выборов в Конгресс в 2014. Хотя явка в развитых странах в целом снизилась, сильнее всего это произошло именно среди молодежи. По словам Мартина Уоттенберга из Университета Калифорнии в Ирвине, разница в явке между молодыми и пожилыми людьми напоминает расовый раскол, который произошел в Южной части Америки, в начале 1960-х годов, когда правительство Штатов регулярно изымало бюллетени, заполненные чернокожими избирателями.

 

Chart1

 

Исходя из этого, наблюдается демографическая тенденция к дальнейшему ослаблению политического голоса молодежи. На выборах в США 1972 года, первых выборах, где могли принимать участие люди достигшие возраста 18 лет, примерно пятая часть взрослых была моложе 25 лет. К 2010 году доля людей данной возрастной категории составила уже одну восьмую. Ранее, в средние века люди, которым было менее 25 лет, составляли лишь десятую часть американцев. В конечном итоге, количество молодежи в центральном блоке сократится, но увеличится в периферийном. Это вызывает беспокойство и вероятность того, что сегодняшняя рекордно низкая явка молодежи приведет к необратимым изменениям.

Избирательные привычки формируются у человека удивительно быстро, в результате участия в первых двух выборах, говорит Майкл Брутер из Лондонской школы экономики. Если будущие поколения, обескураженные снижением их влияния, никогда не сформируют данные привычки, явка будет падать и дальше, ослабляя легитимность правительственного аппарата.

Нынешнее поколение – не первое молодое поколение, которое можно обвинить в уклонении от исполнения их гражданского долга. Они больше заинтересованы в причинах и идеях, нежели в чести, которая им оказана. Они более образованы, по сравнению со старшим поколением, более охотно примут участие в протесте или станут вегетарианцами и менее подвержены увлечению наркотиками и алкоголем. Но они лишены многих привычек, характерных для их родителей, например, привычки голосовать.

В Великобритании только три человека из пяти в возрасте до 25 лет смотрят новости по телевизору, в то время как для людей старше 55 эта цифра составляет девять из десяти. Также молодежь реже читает газеты или слушает новости по радио. Каждый год около трети 19-летних британцев меняют место жительства, а среднестатистический американец переезжает четыре раза в период с 18 до 30 лет. Люди, имеющие детей и собственный дом, чувствуют себя более привязанными к обществу и более обеспокоены тем, насколько хорошо они выполняют свои гражданские обязанности. Но молодое поколение выбирает постоянное место жительства значительно позже, чем старшее.

Однако, сильнее всего меняются не обстоятельства, а отношение людей к ним. Современные молодые люди не воспринимают голосование как обязанность, и поэтому не видят необходимости в том, чтобы исполнить ее, – говорит Роб Форд из Манчестерского университета. Скорее всего, они расценивают это как обязанность политиков добиться их голоса. Они видят партии не как людей, которые хотят что-то изменить, и достойны лояльного отношения, а как бренды, которые можно выбрать или проигнорировать. Поколение миллениума привыкло адаптировать мир под свои предпочтения, настроив радио на волну с той музыкой, которую они слушают, и телевизор на тот новостной канал, который они смотрят. Система, которая требует от них голосовать за все или ничего, это лишь куча предвыборных обещаний, которая выглядит очень непривлекательно по сравнению с тем, что соответствует их представлениям. Хотя число молодых американцев, придерживающихся классических либеральных взглядов растет, только четвертая их часть в возрасте от 18 до 33 лет называют себя “демократами”. По данным научно-исследовательского центра Pew, половина избирателей считает себя независимыми, по сравнению с третью тех, кому старше 69 лет.

Молодежь также является той группой людей, на решение которой гораздо сложнее повлиять путем политических обещаний. На самом деле, они гораздо меньше, чем поколение бэби-бума (те, кто родился в период с середины 1946 и до середины 1960-х годов) или поколение Х (рожденные с середины 1960-х и до конца 1970-х годов) склонны доверять другим, говорит Бобби Даффи из Ipsos MORI (см таблицу ниже).

 

Chart2

 

Они принимают “подлинность” за признак доблести и надежности, что подтверждается их энтузиазмом, например, Джастин Трюдо, премьер Канады. Но в отсутствие привлекательных лидеров, недоверие может убрать в тень цинизма саму демократию как таковую. Почти четверть молодых австралийцев недавно сказали социологам, что “не имеет значения, какое у нас правительство”. Согласно прошлогоднему отчету, было обнаружено, что 72% американцев, родившихся до Второй мировой войны, считали «важным» жить в демократической стране. Менее трети из тех, кто родился в 1980-е годы, согласились с этим.

Отсутствие доверия приводит к нарушению связи между политиками и молодежью. В 1967 году около четверти молодых и пожилых избирателей Америки предварительно вступили в контакт с политическим чиновником. К 2004 году процент пожилых людей вырос почти в два раза, а процент молодых – остался прежним на уровне 23% . Политики отреагировали соответствующим образом: в 2012 году они связались примерно с 60% избирателей в возрасте и только с 15% молодых. По данным опроса, проведенного за несколько недель до президентских выборов в прошлом году исследовательским Центром по вопросам гражданского обучения и взаимодействия в Университете Tufts (CIRCLE), несмотря на деньги, вращающиеся вокруг американской политики, только 30% опрошенных сообщили, что они обратились в одну из компаний. Дело в том, что когда политики вступают в контакт с людьми, принадлежащими к новому поколению, их обращения ориентированы на избирателей в целом, а не конкретно на молодежь. Такие меры, – говорит мистер Брутер, могут быть контрпродуктивными.

Многие разочарованные молодые люди расценивают отказ от голосования как способ выразить недовольство теми выборами, которые им предложены. Но воздержание приводит их к попаданию в круговорот пренебрежения и отчуждения. Политики знают, что пожилые люди более склонны голосовать, и адаптируют свою политику таким образом, чтобы добиться поддержки с их стороны. Молодое поколение, видя ту политическую систему, которая предлагает им гораздо меньше того, к чему они стремятся, скорее подстроятся под нее, чем дадут повод игнорировать их позицию. Некоторые поступают именно так, например, партия 50PLUS в Нидерландах занимается исключительно проблемами пенсионеров. Даже те партии, деятельность которых не сосредоточена на старшем поколении, при проведении своей политики ориентируются именно на него. Молодые специалисты платят налоги на здравоохранение и делают отчисления в пенсионный фонд, которые вряд ли будут такими же щедрыми к тому моменту, когда они выйдут на пенсию. Австралийцы в возрасте старше 65 лет не платят подоходный налог на сумму свыше $24,508, а начинающие специалисты начинают платить его, если сумма дохода превышает $15,692. В Великобритании пенсионерам, попавшим под сокращение, предоставляются бесплатный проезд в автобусе, телевизионные лицензии и субсидии на оплату электроэнергии, а молодежи не предоставляется жилищная помощь. Западноевропейская молодежь, скорее всего, будет придерживаться положительного мнения о Европейском союзе, но старшее поколение, мнение которого влияет на политику, проводимую правительством, относятся к нему скептически. Результаты недавних выборов в Великобритании за выход из ЕС в значительной степени зависели от выбора пожилых людей: подавляющее большинство молодежи проголосовало за то, чтобы остаться.

 

Уроки жизни

Те, кто беспокоится о будущем демократии, уже ищет пути, чтобы убедить как можно больше молодых людей принимать участие в голосовании. Наиболее очевидный путь – сделать голосование обязательным, как в Австралии, Бельгии, Бразилии и многих других странах. Барак Обама заявил, что такой шаг стал бы “преобразующим” для Америки, способствуя росту количества голосов среди молодежи и бедных слоев населения. Но мистер Брутер предупреждает, что такой шаг мог бы искусственно повысить явку избирателей, не затрагивая основных причин отказа. Приоритет, говорит он, должен быть направлен на то, чтобы убедить молодое поколение в том, что «политическая система прислушивается к их мнению и реагирует на него», что в свою очередь будет способствовать укреплению их политической приверженности.

Первым местом формирования такой веры становится школа (читайте статью по ссылке ниже.) Подростки, которые сталкиваются с демократией непосредственно, в будущем, скорее всего, проголосуют на выборах. Студенческие выборы заставляют молодых людей почувствовать, что они имеют силу для формирования институтов вокруг них, говорит Ян Жермен Янмаат из университетского колледжа Лондона. Гражданские образовательные программы, которые включают открытые дискуссии и дебаты, направленные на укрепление политического взаимодействия в дальнейшей жизни приносят больше пользы, чем уроки, посвященные рассказам о государственных учреждениях, говорит он. Тем не менее, школы и правительства, опасаясь обвинений в политизации уроков, могут избегать подобных программ.

Другим вариантом могло бы стать разрешение участвовать в выборах еще более молодым людям. Во многих странах избирательные привычки формируются у подрастающего поколения в наиболее нестабильный период жизни, через несколько лет после окончания школы. Аргентина, Австрия и другие страны пытаются привить их путем снижения избирательного возраста до 16 лет. Это позволяет молодым людям отдать свои первые голоса в то время, когда они еще учатся в школе и живут вместе с родителями. Австрия является единственной страной в Европе, где 16-17 летним подросткам разрешено принимать участие в общенациональных выборах, было доказано, что они охотнее придут на выборы, чем сделали бы это в 18-20 лет, получив официальное право голосовать.

Еще один подход заключается в устранении препятствий для голосования, с которыми, скорее всего, сталкивается молодежь. В Америке много законов о запрете регистрации за месяц до выборов; они непропорционально затрагивают молодых людей, которые, как правило, определяются с выбором ближе к окончанию избирательной компании, говорит Кэй Кавасима-Гинзберг. Решение, которое применяется в некоторых других странах, включая Швецию и Чили, состоит в том, чтобы включить людей в списки избирателей автоматически, когда им исполнится 18 лет. Важно также убедиться, что те, кто переехал и забыл обновить информацию о себе, не будут пойманы в день выборов, так как молодые люди чаще переезжают, вероятность влияния на них такого закона повышается. В некоторых штатах практикуется применение так называемой «портативной регистрации», когда изменение адреса в любом государственном учреждении автоматически осуществляется и в избирательных списках.

 

В ожидании героя

Молодые люди, рожденные в период миллениума, находят все больше причин для отказа от участия в выборах, мотивируя это тем, что, соглашаясь голосовать, они становятся опасно зависимыми от конкретных политиков и конкретных вопросов. В Канаде только 37% от людей в возрасте от 18 до 24 лет проголосовали на парламентских выборах в 2008 и 39% в 2011 году. В 2015 году благодаря “эффекту Трюдо”, эта цифра выросла до 57%. Орлюк с теплотой вспоминает Ицхака Рабина, бывшего премьер-министра, который был убит, когда Орлюку было семь лет—за “попытки взять курс” на заключение мира с палестинцами. «Я все еще жду прихода второго Рабина», – говорит он, – «тогда я проголосую». В то же время политики найдут тех, с кем совпадут их взгляды и интересы, а другое мнение, мнение молодежи, всегда можно проигнорировать.

Voting2

 

Источник: The Economist

Понравилось? Оставьте комментарий

Ваш адрес не будет опубликован


*